Глава 8. Вечер вчера выдался отвратительный во всех отношениях

Вечер вчера выдался отвратительный во всех отношениях. Праздник, ха! В гробу я видал такие праздники. Все голодные, зато пьяные в дюбель, доску, стельку, лоскут и что там еще есть. Тесно, шумно, даже в парке шлялась куча народу! Негде крылья расправить.

Нет, правда, если бы я знал, что тут будет твориться, ни за что бы не прилетел на это позорище смотреть. Да ведь не только смотреть – мне ж еще и наливали! Да какие дозы лошадиные, кто бы видел! А Дамблдор, гад, еще и подмигивал заговорщицки, дескать, кому же и пить, как не мне. Паразит! Зря Темный лорд его не замочил, когда возможность была! Хотя я вам этого не говорил.

С другой стороны, может, оно и к лучшему – с Дамби станется превратиться в привидение и донимать нас всех вечно! Одно утешает – по крайней мере, лимонные дольки остались бы в прошлом. Такая пакость, не приведи Мерлин, съешь пару штук и все, никаких полетов. А это смерти подобно, так вот.

Кстати, о лимонных дольках. Я всегда подозревал, что Альбус просто садист, а теперь уверился в этом окончательно – закупить столько водки и пожмотиться на закусь, выставив «щедрой» рукой полкило рвотного средства, маскирующегося под конфетки, может только законченный мерзавец. Спорю на что угодно, он хихикал втихомолку и плотоядно потирал ручки, когда видел, КАК выворачивает всех, кто пытался занюхать пойло скукоженными лимончиками, траченными плесенью! Профессор Синистра слетела с катушек от одного запаха! Думал, я тоже попадусь – фигушки! Занюхивал крыльями, так оно вернее.

При таком раскладе совсем не удивительно, что все очень быстро упились в зюзю и начали чудить не по детски, хотя многие из чудиков как раз малолетками и были. Вообразив себя Икарами, решили полетать с башни. Я собрался, было, с ними, показать класс, а то ведь разве они умеют? Но вышел облом – их на полпути завернул обратно Пивз. Я обиделся – вот всегда так, только найдешь благодарную аудиторию, и нате вам, приплыли! В отместку подговорил Люпина спеть дуэтом с Блэком.

Пожалел об этом десять секунд спустя. Вечеринка, как вы помните, если только после такого вообще можно что-нибудь помнить, была в русском стиле. Так что оба солиста, во-первых, были достаточно пьяны, чтобы забыть о полном отсутствии слуха и голоса. А во-вторых, Римус где-то надыбал гусли, взял их на манер гитары и пытался сбацать «Yesterday». Мать моя, Джон Леннон наверняка в гробу перевернулся! А уж когда Сириус перевоплотился в собаку и начал вдохновенно подвывать, мне захотелось закопаться поглубже, желательно навсегда.

Спасая свои уши и рассудок, выбрался в сад. Именно выбрался – пришлось перелезать через баррикаду бесчувственных тел, доблестно павших в неравном бою с алкоголем. Народ заснул в таких замысловатых позах – секси-тетрис обзавидуется! Надо же было так компактно сложиться, молодцы! Хотел перелететь, но потом не удержался и сделал гадость – прошелся сверху, старательно оставляя отпечатки. Интересно, что подумает сопляк Колин Криви, обнаружив след на брюках в районе филейной части? А вот не будет фотографировать и хихикать при этом, папарацци малолетний! Кстати, действительно не будет – на фотокамеру я наступил персонально.
В парке мне не понравилось – слишком людно. Правда, люди в основном дрыхли по кустам, но пьяный храп все равно убивал весь романтический настрой, так что желание полетать под луной, любуясь Хогвартсом, пропадало напрочь. Хотел пойти в избушку Хагрида, но потом вспомнил, что вчера он испек пирог с яблоками, и не пошел. Яблоки, конечно, полезны. Если только они не конские! Так или иначе, а пришлось вернуться в Большой зал.



По пути чуть не упал – наступил на пружинку из раздолбанных часов и поскользнулся, еле-еле удержал равновесие, думал, взлетать придется. Рассердился и доломал там все, что еще оставалось – кусок маятника и полциферблата. Получил глубокое моральное удовлетворение, даже большее, чем когда прищучил Малфоя пару лет назад. Думал даже продолжить под шумок, отвесить негодяю пару пинков. Все равно все пьяные, так что никто ничего не заметит. Но не успел – белобрысым уже плотно занялся Рон Уизли. Да, изрядная хватка у парня, надо же так упоить врага! А тот тоже не дурак. В смысле, выпить не дурак, уже и на ногах не стоит, а все подливает. Понятно, когда не промахивается.

Когда мне надоело смотреть на тупо накачивающихся водкой школяров и профессоров, решил прогуляться в Астрономическую башню и спугнуть там пару-тройку влюбленных парочек и послушать, как они будут визжать и материться, надеясь хоть этим себя развлечь. Не вышло – все парочки, которые мне удалось обнаружить, были в таком состоянии, что вообще не сумели испугаться; вместо задорного визга у них получалось невразумительное мычание, которое только раздражало. Расстроенный, вернулся в Большой зал и приготовился скучать.



И как я забыл, что в Хоге отродясь скучно не было?! Только пришел, как распахнулись двери и в зал величаво вплыл… правильно, дементор. А я все думал, и чего это нашему милому празднеству так не хватает? Вот – пожалуйста! Именно этого. Ну, думаю, все, придется взлетать под потолок и гадить на этого гада, пока он никого не расцеловал. Но я не успел – от холода проснулся Гарри Поттер. Признаться, я о нем забыл, парень совершенно не умеет пить, свалился от одного стакана. А тут очухался, заматюкался, сотворил Патронуса, погонял дементора по залу и окрестностям, раскланялся под аплодисменты и снова заснул. Какой, однако, многогранный талант! Особенно меня впечатлила способность мирно дрыхнуть в таком невыносимом гвалте. Мне так ни за что не суметь.

Впрочем, история с дементором оказалась кульминацией всего действа, после чего накал пошел на убыль. Большинство уже достигло той степени опьянения, которая характеризуется проблесками трезвомыслия; эти-то пьяные трезвомыслящие и свернули потихоньку вечеринку, зигзагами удалившись в спальни, самые стойкие и совестливые тащили с собой бесчувственных друзей. Герои, уважаю!

Кстати, пора и мне. Светает, уже и солнце скоро взойдет, так что полет обещает быть приятным. Уж во всяком случае, более приятным, нежели нынешнее празднество. И ведь ни одна сволочь не заикнулась, что это будет вечеринка в русском стиле, а не просто костюмированный бал! Спорить готов, что Дамблдор нарочно это устроил! Чего стоили его бесконечные подначки: «Мой дорогой мистер Филч, Вы чудесно выглядите в костюме гиппогрифа!» Ха, видел бы он, как чудесно я в нем летаю!


6090584614493032.html
6090631525826931.html
    PR.RU™