ДЕКЕЛЕЙСКАЯ (ИОНИЙСКАЯ) ВОЙНА

После поражения афинян в Сицилии спартанцы, ощутив радикальное изменение ситуации, начали развивать свой успех. По совету Алкивиада, прекрасно знавшего все слабые места военной организации своих бывших сограждан, они сменили тактику боевых действий на суше. Отказавшись от практиковавшихся ранее периодических вторжений в Аттику, спартанцы захватили на ее территории постоянный плацдарм – крепость Декелею (к северу от Афин) и разместили там свой гарнизон. Теперь они получили возможность постоянно угрожать Афинам. Из Афин в Декелею перебежало большое количество рабов (по сообщению Фукидида, около 20 тысяч человек). Поэтому последний период Пелопоннесской войны часто называют Декелейской войной. Другое название этого периода, встречающееся в исторической литературе, – Ионийская война, так как на этом этапе военные действия активно велись и в восточной части Эгеиды, у берегов Ионии.

Спартанцы начали осознавать, что им не удастся одержать окончательной победы в войне, пока в их распоряжении не появится флот, сопоставимый по мощности с афинским. Однако средств для создания такого флота у Спарты не было. За деньгами, необходимыми для постройки кораблей и содержания их экипажей, спартанцы обратились к давним врагам эллинов – персидскому царю и его сатрапам. Персы, не сумев в свое время одолеть греческие полисы военным путем, теперь решили извлечь для себя выгоду из сложившейся ситуации. Они с готовностью предоставили Спарте значительную денежную субсидию, получив за это ряд выгодных для себя уступок: спартанцы согласились с персидскими притязаниями на контроль над малоазийскими греческими полисами. Между Персией и Спартой был заключен ряд договоров, и в лакедемонскую казну полилось серебро Ахеменидов. Уже в 412 г. до н. э. спартанский флот вышел в Эгейское море. Выплату жалованья служившим в нем гребцам взяли на себя персидские сатрапы из Малой Азии.

Тем временем союзники Афин (Хиос, Милет, полисы Эвбеи и др.) стали один за другим переходить на сторону Спарты. Помимо появления опасного соперника на море – спартанского флота, поддерживавшего бывших афинских союзников, ситуация для Афин усугублялась общей растерянностью афинян после неудачной Сицилийской экспедиции. К 411 г. до н. э. Афинская архе практически распалась, прекратились поступления денежных взносов от ее членов, что серьезно ударило по афинской казне. Кроме того, был утрачен контроль над черноморскими проливами, по которым в Афины поступал хлеб. Однако афинский полис был еще достаточно силен, чтобы снарядить новый флот взамен разгромленного при Сиракузах и направить его на усмирение непокорных союзных городов. Афины настраивались на продолжение борьбы.

В то же время участившиеся военные неудачи обусловили возникновение внутриполитических трудностей в афинском государстве, что привело к кризису демократии. Засилье демагогов, по инициативе которых нередко принимались вредные для полиса решения, нарастание элементов власти толпы (охлократия) в политической системе, авантюристическая внешняя политика вождей демоса – все это привело к тому, что широкие массы граждан, особенно средние слои, потеряли веру в принципы народовластия.



С усилением олигархических настроений начали набирать силу сторонники примирения со Спартой, активизироваться антидемократические политические группировки, возникать гетерии – тайные общества, деятельность которых была направлена на свержение существующего государственного строя. Практически сразу после поражения на Сицилии в Афинах была учреждена экстраординарная коллегия, состоявшая из десяти пробулов – специальных должностных лиц. Этот орган стал инструментом ограничения демократии. В компетенцию пробулов входило предварительное рассмотрение всех вопросов перед их представлением в Совет пятисот и народное собрание.

В 411 г. до н. э. при содействии пробулов и при ведущей роли антидемократических гетерий в Афинах произошел государственный переворот: демократия была ликвидирована, к власти пришел олигархический совет, состоявший из 400 человек (так называемый Совет четырехсот). Беднейшие слои населения полиса были лишены гражданских прав; статус граждан и, соответственно, право участвовать в народном собрании сохранили лишь богатые афиняне (всего 5000 человек). Но даже и эту «сокращенную» экклесию олигархи не спешили собирать, предпочитая решать все дела в узком кругу. Совет четырехсот направил посольство в Спарту. Стремясь к скорейшему заключению мира, он изъявлял готовность пойти на весьма серьезные уступки.

Однако олигархический режим оказался крайне непопулярным. Афинский флот, находившийся на момент переворота на военной базе на острове Самос, решительно отказался подчиняться новой власти. Моряки, традиционно настроенные демократически, сместили стратегов, признавших Совет четырехсот, избрали на их место командующих из своей среды, и флот фактически конституировался как своего рода «полис на кораблях» (ведь в понимании древних греков полис – это «не стены, а люди»). В самих Афинах олигархи тоже очень скоро утратили поддержку гражданского коллектива. Олигархический режим просуществовал лишь несколько месяцев, и в 410 г. до н. э. демократия была восстановлена в полном объеме.

Улучшилось и военное положение Афин. Бежавший из Спарты Алкивиад прибыл на Самос, был избран военными моряками стратегом и фактически возглавил военно‑морские силы. Благодаря его полководческому таланту, афинянам удалось одержать ряд блестящих побед над спартанским флотом (в районе черноморских проливов, у побережий Ионии и Фракии). Многие полисы, вышедшие из Афинской архе, были вновь возвращены под власть Афин. Правда, взыскивать с них форос в изменившихся условиях было уже невозможно. В поисках новых источников дохода Алкивиад, восстановив афинский контроль над черноморскими проливами, учредил там таможню, которая взимала пошлину со всех торговых судов, проходивших через Босфор и Дарданеллы. Кроме того, он установил дружественные отношения с персидскими сатрапами Тиссаферном и Фарнабазом, которые управляли областями на западе Малой Азии, и стал получать от них финансовую помощь.

В 407 г. до н. э. Алкивиад во главе победоносного флота триумфально возвратился в Афины. Ему были торжественно прощены все его былые прегрешения, и афиняне, вопреки своим обычаям, назначили его автократором – единоличным командующим всеми вооруженными силами. Теперь он получил право сам выбирать себе помощников. Алкивиад находился на вершине славы. Однако его торжество оказалось недолгим. Уже в следующем году, когда афинский флот потерпел незначительное поражение, причем даже не по вине Алкивиада, недавнего кумира демоса вновь ждала отставка. Опальный стратег удалился в свои родовые владения на полуострове Херсонес Фракийский.

Последний период Пелопоннесской войны осложняется радикализацией афинского демоса. Вновь появляются охлократические тенденции в управлении государством. Ободренные одержанными победами демагоги призывали к войне «до победного конца». Отвергая любые мирные предложения Спарты, они толкали полис к принятию невзвешенных, порой авантюрных решений. Яркое свидетельство того – события после битвы при Аргинусских островах (406 г. до н. э.). Это морское сражение завершилось победой Афин, последней в Пелопоннесской войне.

Но выигравшие битву афинские стратеги, возвратившись на родину, были преданы суду и по его приговору казнены за то, что они из‑за начавшейся бури не сумели подобрать и предать погребению тела погибших, что являлось, по мнению судей, религиозным преступлением (по представлениям греков, души непогребенных бродят по свету и мучат живущих).

Таким образом, афиняне оставили собственные вооруженные силы без командиров. Этим не преминули воспользоваться их враги. Персидский царевич Кир Младший, назначенный в это время наместником всей Малой Азии, отказал Афинам в финансовой помощи и стал активно поддерживать спартанцев. В Спарте пост наварха занимал выдающийся полководец Лисандр. Именно он стал главным героем последнего периода Пелопоннесской войны. В 405 г. до н. э. афинский флот был застигнут Лисандром врасплох у реки Эгоспотамы (регион черноморских проливов) и наголову разгромлен. Это сокрушительное поражение афинян предрешило исход многолетней войны. Спарта, осадив Афины как с суши, так и с моря, полностью перекрыла подвоз продовольствия в город. После нескольких месяцев осады афиняне, изнуренные голодом, в 404 г. до н. э. были вынуждены капитулировать.

Условия мира, продиктованного спартанцами, оказались для Афин весьма тяжелыми. Афинский морской союз распускался. Остатки афинского флота подлежали уничтожению. Наиболее важные оборонительные укрепления, в частности Длинные стены, должны были быть срыты. Афины обязывались признавать гегемонию Спарты в греческом мире. Город, который еще недавно блистал как «школа Эллады», крупнейший политический и культурный центр, столица обширной симмахии, превратился в рядовой греческий полис.

Анализируя главные причины поражения Афин в Пелопоннесской войне, следует в первую очередь назвать внутреннюю непрочность созданного ими объединения полисов – Афинской архе. Постоянная эксплуатация афинянами своих союзников порождала в их среде сепаратистские устремления, которые открыто проявились при первых же признаках ослабления Афин. Пелопоннесский союз, построенный на добровольных началах, оказался значительно прочнее. Далее, афинский демос, вдохновленный большими успехами, достигнутыми в предвоенный период, явно переоценил свои силы. В ходе войны Афины совершили ряд серьезных стратегических и тактических ошибок, зачастую проявляя излишнюю нервозность и даже допуская авантюризм. Немалую роль в победе Спарты сыграла и финансовая помощь, оказанная ей Персией.

Однако фактически в Пелопоннесской войне не было победителя: от нее пострадала вся Эллада. Длительный вооруженный конфликт положил начало нарастанию кризисных явлений в греческом мире. Не было региона, экономику которого не разрушили бы постоянные военные кампании, сопровождавшиеся гибелью людей, разорением сельскохозяйственных угодий, разрывом торговых связей, бессмысленной тратой колоссальных денежных средств. Война оказала отрицательное воздействие на внутриполитическую ситуацию в полисах: участились гражданские выступления и государственные перевороты. Тенденцией внешнеполитического развития стала нараставшая раздробленность, что мешало объединить силы даже перед лицом серьезной угрозы. Таким образом, «золотой век» классического греческого полиса, век процветания Эллады остался позади.

«ТРИДЦАТЬ ТИРАНОВ»

Вскоре после заключения мира со Спартой, в том же 404 г. до н. э., в Афины прибыл спартанский наварх Лисандр. Он обвинил афинян в том, что условия мирного договора выполняются недостаточно быстро, и потребовал ликвидации демократии в полисе. Народное собрание вынуждено было подчиниться; афинская демократия во второй раз временно прекратила существование. Власть была передана коллегии из тридцати олигархов, ярых приверженцев Спарты, во главе с Критием – умным, жестоким и циничным политиком, убежденным противником народовластия. Режим «тридцати тиранов», как афиняне прозвали своих новых правителей, опирался на размещенный в Афинах спартанский гарнизон и поддерживался антидемократическими гетериями.

Новое правительство Афин сосредоточило в своих руках всю полноту власти и приступило к проведению проспартанской политики. Число граждан было сокращено до 3000 человек, а остальные афиняне были разоружены и впоследствии высланы в сельскую местность. Демократические институты не функционировали. «Тридцать тиранов» установили в Афинах террор. Приверженцы демократии частью были казнены, частью бежали. Всех неугодных олигархам лиц, да и просто невинных людей из числа состоятельных горожан, убивали без суда и следствия в надежде попользоваться их богатством. Всего жертвами режима «тридцати тиранов» стало более 1500 человек, как граждан, так и метеков. По инициативе Крития были подосланы убийцы к Алкивиаду, жившему в то время в персидских владениях, – жизнь этой яркой и неоднозначной личности оборвалась.

Подобный разгул беззакония не мог, конечно, продолжаться долго. В 403 г. до н. э. бежавшие из Афин сторонники демократии, объединившись под командованием активного участника Пелопоннесской войны Фрасибула, вторглись в Аттику и нанесли войску олигархов ряд поражений. Критий погиб в одной из битв, правительство было свергнуто, и Фрасибул торжественно вступил в город. Спартанскому гарнизону пришлось оставить Афины. Во избежание продолжения гражданских смут был принят закон о всеобщей амнистии, не распространявшейся только на «тридцать тиранов». Таким образом, и вторая попытка установления власти олигархии оказалась безуспешной; афинская демократия была восстановлена.

Историография

Изучая историю Пелопоннесской войны, ученые особенно часто пытались понять предпосылки этого военного конфликта. Была ли война неизбежна или же ее можно было предотвратить путем взаимных уступок? Какая из сторон должна в наибольшей степени считаться виновником кровопролитного столкновения? Этим темам посвящены, в частности, работы Дж. де Сент‑Круа (G. de Ste Croix), Э. Бадиана (E. Badian), В. М. Строгецкого. Одни исследователи придерживаются традиционной, восходящей еще к Фукидиду точки зрения, согласно которой войну инициировала Спарта, недовольная усилением Афин. Другие считают, что, напротив, афинский экспансионизм, нежелание афинян и лично Перикла идти на какие‑либо уступки привели к тому, что война оказалась неизбежной. Самым фундаментальным является исследование о Пелопоннесской войне Д. Кэгена (D. Kagan), в котором детально проанализированы все сколько‑нибудь важные военные кампании 431– 404 гг. до н. э.

Литература по теме

КорзунМ. С. Социально‑политическая борьба в Афинах в 444–425 гг. до н. э.

Минск, 1975. ПанченкоД. В. Платон и Атлантида. Л., 1990.

Соболевский С. И. Аристофан и его время. М., 1957.

Строгецкий В. М. Полис и империя в классической Греции. Нижний Новгород, 1991.

Суриков И. Е. Эволюция религиозного сознания афинян во второй половине V в. до н.э. М., 2002.

Фролов Э. Д. Социально‑политическая борьба в Афинах в конце V в. до н. э. Л., 1964.

BadianE. From Plataea to Potidaea. Baltimore, 1993.

Bleckmann B. Athens Weg in die Niederlage. Leipzig, 1998.

Kagan D. The Archidamian War. Ithaca, 1974.

Kagan D. The Fall of the Athenian Empire. Ithaca, 1987.

Kagan D. The Outbreak of the Peloponnesian War. Ithaca, 1981.

Kagan D. The Peace of Nicias and the Sicilian Expedition. Ithaca, 1981.

Levy E. Athenes devant la defait de 404. P., 1976.

Ste Croix G. de. The Origins of the Peloponnesian War. Ithaca, 1972.

ГЛАВА 16




6089031747854259.html
6089049880274990.html
    PR.RU™